03. Борис Гребенщиков

Бессменный лидер "Аквариума" о том, что наиболее важно в детстве, любимой поэзии, значении техники (навыка) для художника, независимом искусстве, "Единой России", мудрости, движении, пространстве и о месте, где кончаются слова.

 

 

Прежде чем включить камеру (но после включения диктофона) нам посчастливилось довольно неформально пообщаться с Борисом Гребенщиковым. Ниже приводим некоторые выдержки из нашей беседы.

*****

Искусство – всегда независимое.

Любой нормальный художник независим. Он делает то, что он делает, он ориентируется только на то, что существует в мире. Он независим. Более того: я не понимаю, как можно быть зависимым?
Как я понимаю, Григорий Лепс, светлой памяти! он зависит от своего формата, иначе ему просто не будут платить денег. А его интересуют деньги.

Была группа «Кино», еще при Советском Союзе! Они ни от кого не зависели. Ноль! Никак, ни с какой стороны. Ни один человек не мог сказать им: «Что Вы…», потому что они засмеялись бы для начала.
Хорошее искусство – и так независимое.

Философия существует вне семинаров «Единой России». Более того, на семинар «Единой России» не придёт ни один человек в здравом уме. Вообще, ни один человек в здравом уме не подойдет близко к тому, что носит название «Единой России». Никогда. Туда пойдут только люди, которые отчаянно хотят заработать на горе своих ближних.

Философия существует в форме Лао Цзы, Махабхараты, Бхагавад Гиты… Это я понимаю, да! Но с тех пор? Я что-то не помню… Кант – для меня не философ, простите.

Я предпочитаю вещи, которые имеют отношение к жизни, а не которые написаны только потому, что человеку нечего делать.

Я отлично прожил без него (Канта) 57 лет; мне Лао Цзы вполне его заменяет. Но, более того, Лао Цзы добился того, чего хотел, а Кант, нет.

Я позволю себе поимпровизировать, но скажу то, что я на самом деле думаю: суть любого философа – это перестать быть философом и стать человеком, который, наконец, знает, что нужно делать. Пока человек философствует, когда у человека любовь к истине, любовь к мудрости, значит, он её еще не достиг. Значит, он и мудрость – две разные вещи, потому что нельзя любить самого себя. Если у тебя любовь к мудрости, значит – вот ты, а вот мудрость, и ты ее любишь.

Когда мудрость твоя – ты стал одним с ней.

Это открытие бесконечного мира, где движение и покой – равновелики, являются одним и тем же. Но мы сейчас уже очень высоко заехали.

Это чуть выше, чем формальная логика. Чуть-чуть.

Климент Александрийский, известный богослов, насколько я помню, говорил, что Бог начинается там, где кончаются наши о нём представления. Бог начинается там, где кончается наша логика. Тогда слово «движение» – уже не применимо. Мы есть.

Все!

Понятие «движение» исчезает вместе с понятием «пространство». Чтобы двигаться нужно пространство. Когда понятие «пространство» уходит, исчезает и понятие «движение».

Так же, понятие «высота» неприменимо, когда нет понятия «пространство».

И там, где начинается это, слова кончаются.

Прочитано 1982 раз
Другие материалы в этой категории: « 02. Леонид Федоров 04. Игорь IGOR Юзов и Олег Бернов »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены